February 14th, 2012

Ч/б

Зиновий Пешков. Легионер.

Оригинал взят у aklimushkinв Зиновий Пешков. Легионер.


Огромный, двухметрового роста, молодой французский лейтенант де Голль ругался с санитарами, которые отказывались вывозить с передовой в госпиталь капрала Французского легиона. Санитарам было понятно, что это пустая трата времени. Правая рука капрала была практически оторвана и шансов на то что он выживет с каждой минутой оставалось все меньше. Но де Голль настоял на транспортировке. Так 9 мая 1915 года завязалась их дружба. Дружба двух людей с очень странными судьбами. И если про де Голля написано и сказано очень много. То про однорукого капрала, который все таки выжил, сведений куда как меньше. Но судьба стоит отдельного рассказа...
Стоит начать с того, что звали его Зиновий Пешков.


Collapse )
Ч/б

Время ясных формулировок

Оригинал взят у shusharinв Время ясных формулировок
И потому я изменил самый первый пост. Тот, который предшествует текущим записям.
Теперь он таков:

Я никогда не был сторонником поста, предшествующего текущим записям. Но, поскольку, как и в советские времена, агитпроповцы используют советский гнилой заход "критиковать каждый может, что вы предлагаете?", - решил  изложить здесь то, что представляется мне необходимыми позитивными изменениями в жизни России
  • реформирование политической системы: отмена законов о референдуме, о политических партиях, о назначении губернаторов, об отмене выборов по округам, изменение всей избирательной системы с целью гарантировать равноправную политическую конкуренцию
  • восстановление цивилизованной партийной системы, прекращение неототалитарного разрушения государства и приватизации власти нынешней правящей группировкой, преодоление последствий нынешней - местечковой и клановой - кадровой политики:
  • пересмотр уголовного законодательства в том, что касается политических преследований при четком и ограничительно-конкретном определении политического экстремизма;
  • пересмотр уголовных дел, связанных с государственным рейдерством и политическими преследованиями бизнесменов, общественных деятелей, ученых, широкая амнистия и создание условий для возвращения в Россию политических эмигрантов;
  • реальные гарантии прав и свобод граждан, согласие на международный мониторинг этой сферы:;
  • административная, военная и судебная реформы, создание новых вооруженных сил, новых силовых ведомств;
  • восстановление единого правового пространства на всей территории страны, включая Северный Кавказ
  • независимое расследование с участием международных экспертов и наблюдателей террористических актов, начиная со взрывов домов в 1999 году, политических убийств и загадочных смертей;
  • независимое расследование всех сторон деятельность нынешней власти, отказ как от массовых люстраций по списочному признаку, так и от индивидуальных гарантий неподсудности
  • начало широкой общественной дискуссии об экономическом развитии страны;
  • выработка новой концепции внешней политики России и ее активное и эффективное осуществление, отказ от статуса сверхдержавы в пользу цивилизационной солидарности с ведущими мирвыми державами, выход из гонки вооружений;
  • безусловный и безоговорочный отказ от признания независимости Южной Осетии и Абхазии, восстановление добрососедских отношений с Грузией и другими соседями,
  • отказ от концепции постсоветского пространства как сферы доминирования России;

Ч/б

Рассказ бывшей рабыни

Оригинал взят у ygamв Рассказ бывшей рабыни
В 1936-1938 гг., в рамках созданной во время Великой Депрессии государственной программы занятости, американские журналисты взяли интервью у 2300 престарелых бывших рабов-афроамериканцев. Вот одно из них:



- Милочка, у негров сейчас нет хороших манер, и они не умеют прислуживать белым. Я помню дни, когда я была домашней прислугой. В хозяйском доме нас было шестеро: я, Сараи, Лу, Хестер, Джерри и Джо. Как нам всем тогда было хорошо! Я обслуживала стол в углу с десертами. Джо и Джерри обслуживали стол, и они ни к чему не прикасались руками, а все несли на подносе. Ах! Хорошие тогда были деньки.

Мой хозяин был хорошим человеком, он хорошо относился к своим рабам, и хотел их оставить своим детям. Нам взрослым было трудно не пускать цветных детей в столовую, где ел хозяин; они туда забирались и стояли у его стула, и когда он доедал, он и им давал еду на тарелке, и они усаживались на полу и ели. Но милая моя, не все белые так хорошо относились к своим рабам; я видела, как несчастных негров чуть не разрывали на куски собаки, и били кнутом потому, что они не слушались белых. Но слава Богу, мои хозяева были хорошими людьми, и доверяли мне; у меня были все ключи от дома, и я прислуживала хозяйке и детям. В субботу вечером я раскладывала чистые вещи на стульях, а в воскресенье утром забирала грязные, и им ничего не нужно было делать. В поле я не работала: хозяин не выращивал хлопок; я впервые увидела, как растет хлопок, когда уже стала свободная.

Эх, милая моя, я умела стирать, гладить, вязать и ткать, Господи помилуй. Я заканчивала работу по дому и ткала по шесть-семь ярдов ткани. Я стирала, гладила и прислуживала четвертому поколению его семьи. Я научила детей стирать, гладить, ткать и вязать. Жаль, что я не могу этому научить нынешних детей; если бы они позволили мне обратиться к ним, я бы им сказала побольше уважать своих матерей и своих белых, и говорить: "Да, сэр" и "Нет, сэр", а не просто: "Да" и "Нет".

Я никогда в жизни не попадала в неприятности. Я никогда не была в суде, и не была свидетелем. Я даже шоу никогда в жизни не видела до прошлого года, когда к нашему дому приехало шоу с фонарями.

Я всегда старалась ко всем относиться, как к родным, и показывать хорошие манеры, и Господь меня уберёг. Когда мой дом сгорел, белые мне помогли, и вскоре никто бы и не сказал, что что-то случилось.

Но милая моя, эти хорошие деньки ушли, и больше не вернутся. Господи помилуй, когда мы жили у Джонсоновского причала на речке, туда приходили пассажиры, чтобы сесть на пароход, и мы никогда не знали, сколько готовить завтраков, сколько обедов, а сколько ужинов, потому что пароходы иногда опаздывали, а иногда спешили, и у нас всегда был полный дом. Я никогда не платила за проезд, потому что пока был жив капитан Джон Квилл, он всегда позволял мне плавать на своем пароходе бесплатно, куда бы я ни направлялась. Но какой смысл вспоминать те времена; они давно ушли, мир становится все злее, грехи все смелеют и смелеют, а религия все остывает и остывает.