kirill58 (kirill58) wrote,
kirill58
kirill58

Шендерович суперский!

Дорогой отцов. Опись разновидностей

17 января 2012, 11:10
Часть 1. Попытка искренности

Скупая строка медийной хроники: вице-президентом прохоровской медиагруппы «ЖV!» стала журналист Ксения Соколова.

Поворот в своей судьбе Ксения объяснила так:

«Пообщавшись с Прохоровым эти полгода, я всерьез полагаю, что он – абсолютно внятный кандидат на пост президента страны.
Во-первых, Прохоров – первоклассный менеджер, во-вторых, у него есть видение. Это означает, что человек в состоянии решать задачи, представляющиеся нерешаемыми большинству. Меня тоже всегда интересовало решение задач именно такого рода...».


Унылый текст, вялый язык, мутное объяснение...

Между тем Ксения Соколова – талантливый человек с ярким пером, и тут не противоречие, а парадокс: тем талантливей литератор, тем заметнее, когда он лжет.

Но что интересно – едва автор снова начинает говорить правду, талант возвращается!
Несколькими строками ниже, рефлексируя по поводу оставленного ею жанра парных интервью с Ксенией Собчак, Соколова почти гениально определяет эти диалоги как «разговор хамоватых школьниц с му*аковатым дяденькой».

Здорово, ну здорово же!

Особенно здорово, что одним из этих му*аковатых дяденек был новый работодатель Ксении Соколовой – причем только что, осенью 2011 года.

А за несколько месяцев до того г-жа Соколова делилась своими впечатлениями от посещения Хамовнического суда.
Ее сравнительный анализ зэка Ходорковского и его бывших коллег по олигархическому цеху был беспощаден для последних.

Имелся там и один персональный портрет (простите за длинную цитату, но она того стоит):

«Есть в нашем городе миллиардер – спортсмен, комсомолец, лидер списка Forbes.
Однажды сотрудник миллиардера, его правая рука, изрядно перебрав, рассказал мне следующее. Как и все суверенные миллиардеры, его босс дружен с Кремлем – в последнее время особенно. Иногда люди из Кремля ему звонят. По словам помощника, всякий раз во время такого звонка миллиардер, – а он очень высокого роста, – медленно поднимается с офисного кресла и застывает в «позе открытости», сгорбив спину и втянув в плечи голову. Так, на полусогнутых, обладатель одного из крупнейших в мире состояний и стоит, пока с ним не закончат разговор. Замечу, что «позу открытости» в исполнении мужчины находят особенно сексуальной на зоне. Где миллиардер, судя по всему, несомненно, очень скоро занял бы подобающее место…».


Фамилия нужна?
Вот и я о том же.

И вот, спустя всего полгода, журналист Ксения Соколова разглядела в этом полусогнутом му*аковатом надежду России, человека, готового решать задачи, неподвластные большинству.

Сколько стоит операция на хрусталике?

Впрочем, это детали.
Главное – усилия, которые необходимо приложить после операции самому пациенту! Ведь Ксения Соколова, полагаю, гораздо лучше моего осведомлена о подробностях прохоровского президентского похода, знает, кто и когда ему это велел (а в прессе уже цитировалось прямое признание несчастного олигарха); не хуже моего знает она и про зазубренные крючки потенциальных уголовных дел, сидящие в желудке у невольного соискателя Кремля на случай, если он вдруг задумает выпрямиться из описанной ею позы…

Все она знает.
Но изо всех сил пытается избыть когнитивный диссонанс и возбудить себя Прохоровым и его видением будущего России…

Дай ей бог ампутировать собственный здравый смысл и суметь убедить себя в своей искренности, – иначе ей будет очень противно подходить к зеркалу…

Часть 2. Переходящая синица

В мае прошлого года драматург Коляда полюбил политика Прохорова.
Политику Прохорову было в ту пору без году неделя, но энтузиазм уже захлестывал драматурга:

«Я за эту партию буду голосовать – всегда, всегда, руками и ногами. А если он пойдет на выборы в президенты – тоже первый пойду голосовать за него. Потому что Прохоров замечательный».

Увы, пойти первым в колонне голосующих за президента Прохорова драматургу Коляде не довелось, и отнюдь не из-за конкуренции за место в строю.

Он выбыл из этой колонны вообще.
Что-то случилось с энтузиазмом, ногами и руками. Причем с руками случилось до такой степени, что драматург просто удалил из своего ЖЖ запись с апологией олигарха.

У пьесы может быть несколько вариантов, но подчистка биографии – дело неблагодарное: рукописи не горят, блоги «копипастятся»…
Добрые внимательные люди вспомнили про ту запись и предъявили ее драматургу, и он вспомнил: ах да, действительно. Было.

И изложил новую версию тех событий – впрочем, не менее благородную.
Оказывается, никакого восторга от Прохорова он не испытывал, а о дружеской услуге – поддержке олигарха – попросил его хороший товарищ Женя Ройзман, и Коляда не мог товарищу отказать.

Ну как, действительно, отказать товарищу?

Товарищи! Какие вы все прекрасные и верные в дружбе!
Но, может быть, ближе к пенсионному возрасту мы все-таки перестанем косить под пионеров и договоримся о том, что репутация – штука ответственная и именная, а?

Ну да ладно.

Короче, весной Коляда по дружбе бросился поддерживать Прохорова, а зимой, как полагается, остыл да и передумал.
«Разобрался». И понял, что при всем уважении к Прохорову –

«сильнее лидера, чем Владимир Владимирович Путин, в России нет. России нужна жесткая рука, жесткая – такая, какая есть у Владимира Владимировича...».

И Коляда вошел в «народный» предвыборный штаб охочего до новой власти премьер-министра.

Тяжелое, но верное решение.

Тем более что Прохоров два раза давал на фестиваль Коляды по миллиону рублей в год, а грант губернатора Свердловской области, полученный «Коляда-Театром» в декабре 2011 года, потянул на пять миллионов!

Бедный, бедный Коляда…
В этом, клянусь, даже нет иронии, ибо как человек, не чуждый рефлексии, вслед за пошлым пассажем о благости «жесткой руки» драматург честно вывалил корреспонденту «Радио Свобода» всю свою внутреннюю маету:

«…Я подумал: вообще-то 5 миллионов тебе дают, Коляда, тебе дает правительство здание для театра, чего-то для тебя делают – а ты тут будешь сидеть и оппозиционировать?».

Бедный Йорик…
А если десять миллионов рублей тебе даст Роберт Мугабе, ты лицо сажей размалюешь?

И кстати: кто именно дал грант «Коляда-Театру»?
Это сущностный вопрос, и на него имеются две версии ответа.

Версия первая, европейская, либеральная: грант Коляде и его замечательному театру дали его земляки, екатеринбуржцы.
Скинулись из налогов – и дали, дай бог им всем здоровья! Это – их деньги, переданные артисту через группу распорядителей.

И Коляда, поклонившись честному народу, может и дальше играть ему на радость свои и чужие пьесы, не валяясь в ногах у губернатора Свердловской области и прочей мелкой и крупной администрации.

Вторая версия – азиатская, вассальная: грант Коляде, с барского плеча, дали Хозяева.
Хозяева нынче из партии «Единая Россия», главный Хозяин – Путин, и за здание театра и его финансирование Коляда должен отрабатывать не на сцене, а в предвыборном штабе проворовавшейся администрации, вываливая в дерьме свое честное имя.

Увы, Николай Коляда со всей очевидностью (и вполне, кажется, искренне) воспринимает происходящее именно в вассальном ключе.

«Здесь, понимаете, синица в руке, а журавль в небе мне не нужен. За мной 65 человек, и у каждого в семье – еще по три человека. (…) Ты отвечаешь за судьбы людей. И надо дружить с властью, если уж честно. Надо дружить с властью, да».

Синица Вы наша подневольная, переходящая.
В золотой клетке два на пять.

Часть 3. Профессионал

Эх, молодежь, молодежь…

Мучаетесь, сами себя уговариваете, оправдываетесь публично…

«Спросили бы, как делали отцы!».

Настоящий пример для подражания называется – Станислав Сергеевич Говорухин.

За четверть века, не меняя судьбоносного выражения на лице, сей «ворошиловский стрелок» прошел буквально по всем политическим рукам, которые случились в благословенном Отечестве – от Травкина, транзитом через Лебедя и Зюганова, до Лужкова и Путина.

И всюду «стрелял» помаленьку – то на одно, то на другое...

Курительных трубок, поди, сменил меньше, чем партий, но никогда – слышите? – никогда и никто не слышал от него слов оправдания!
Никакой мелкой дрожи, никакой словесной мельтешни, никакого «когнитивного диссонанса», ни-ни!

Только строгое лицо на фоне церкви или бескрайних просторов, и подавитесь своим компроматом.

Не знаю, читал ли Станислав Сергеевич антиутопию Оруэлла, но ключевую мысль об отсутствии у пролов памяти о дне вчерашнем он реализовал в своей политической карьере блестяще.

Враг нам Океания или друг – зависит от утренней газеты и только от нее, и тот, кто находится в гармонии с сегодняшней газетой, был прав всегда!

Всегда прав был и Говорухин.

Свое первое депутатство он встретил демократом – это еще носили в начале девяностых...
Наваждение прошло бесследно вместе с провалом «Демократической партии», лицом которой сам Говорухин и был. Партия канула в небытие, но на лице не дрогнул ни один мускул.

Летом девяносто шестого Говорухин уже призывал голосовать за Зюганова – причем не от своего имени, а, до кучи, чтобы мало не показалось, от лица всей творческой интеллигенции России (со скромностью Станислава Сергеевича может сравниться только его вкус).

В девяносто девятом, поставивший уже на Лужкова, он пророчески назвал приход Путина катастрофой для России – назвал, замечу, публично.
Тут уж, казалось бы, мосты сожжены, всё кончено…
Ни-ни! То же строгое судьбоносное лицо, тот же суровый взгляд, новое депутатство.

Впрочем, надо отдать должное Путину: лидер нации попался небрезгливый; побежденных подбирал с пола легко и непринужденно – получая, кажется, специфическое удовольствие от того, как вчерашний противник начинает исполнять у него на ладошке четыре «ку», интересуясь условиями возврата к закромам…

Интересный вопрос, когда с другом Высоцкого случилась эта беда – страсть к закромам – оставим биографам кинорежиссера.
Здесь только констатируем: один раз попав к кормушке, далеко от нее Станислав Сергеевич уже не отходил.

Очень скоро вступил он в «Единую Россию» и в приватном разговоре разводил по этому поводу руками с привычным выражением стоицизма на дубленом лице: надо!

Кремль привычно давал ему денег на новое кино…

Кино всякий раз было про нехватку нравственности в обществе.

И вот – венец карьеры, свежая работенка по профилю: глава избирательного штаба съехавшего с глузду лидера «партии жуликов и воров»…

Когда друг Высоцкого, спустя почти полвека, заканчивает биографию фигляром при Путине – смеяться нам или плакать?
Рассмеемся, пожалуй, – и пожелаем здоровья Станиславу Сергеевичу.

Глядишь, возьмет бабок еще и у Навального.

Часть 4. Эпилог

Вот, кажется, и весь нехитрый реестр: попытка романтического самообмана, усталое «надо дружить с властью» и, наконец, лояльность, ставшая высокооплачиваемой профессией.

В три этих архетипа (в чистом виде или в причудливом коктейле мотиваций), так или иначе, вписываются сотни «деятелей культуры», которых заносило и заносит на наших глазах в политическую обслугу – от «лановых» советской эпохи до «машковых» новейших времен…

Заносит ли их – или они приходят сами, отдают ли себе отчет в происходящем с их судьбой – или нет, мучаются ли рефлексиями или обходятся без оных – все это подробности, очень важные в каждом отдельном случае.

Но на выходе, увы – всегда! – личная деградация, влекущая за собой деградацию общества…

Ну и наоборот, разумеется.

Отсюда. 
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments