kirill58 (kirill58) wrote,
kirill58
kirill58

ПРО ИРИНУ ЯКИР

Оригинал взят у chaadaev56 в ПРО ИРИНУ ЯКИР
Вспоминая Ирину Якир, не могу не рассказать забавную историю.

В Благовещенской СПБ был у нас трухлявый дед по прозвищу Дед Колыма. Старик действительно сидел на Колыме, но не за политику, а за банальное мародерство в Германии в 1945 г. Получил свой пятерик и приехал на Колыму уже тогда, когда довоенный «спецконтингент» лег там в мерзлую землю, рабочих рук не хватало, а потому зеков начали кормить и кормили, по словам Деда, аж белым хлебом -- из американской муки, полученной по лэндлизу (что б мы делали без штата Айова?). В этот раз Колыма сидел за то, что по пьяни порезал свою старуху (Пушкин, ау – вот тебе настоящая русская сказка), но вообще был существом безобидным и жалким.

Однажды получаю посылку, а в посылке – загадочная тяжелая банка на 700 гр. с надписью SPAM. Открыли – пахнет замечательно. Это сейчас такую штуку можно купить в любом супермаркете, и мы ее не покупаем, потому что ничего хорошего в ней нет. А в советское время эта биологическая масса была примерно как подарок с Марса. И для посылки из Самары в Благовещенск, которая шла 2 недели, SPAM подходил идеально: и не портится, и калории, и белки.

В процедурке вечером открыли. Возвращаюсь в хату с миской Спама, угощаю зеков: «семье» побольше, всем остальным по кусочку, даже «петуха» по такому случаю угостил. Все жуют и дивятся: А что такое? А правда что из Америки? И вдруг Дед Колыма говорит: «Точно из Америки. Я это на Колыме ел, там его тоже ударникам давали». Я просел: в СПБ 800 человек, и только двое знают, что такое Спам -- я да Дед Колыма, -- и оба в первый раз попробовали его в тюрьме. (Мы здесь свои, а в открытом форуме уже слышу вопли: «Какую страну развалили! Спам за решеткой жрали…»)

Так какое отношение Спам 1981 г. имеет к Ире Якир? Совершенно прямое. Именно Ира «вела» в Фонде помощи политзаключенным самарских зеков. Приезжие правозащитники-иностранцы покупали Спам в «Березке», а Ира переправляла его в Самару – оттуда он шел по тюрьмам, в лагерь и в СПБ. Так мне и достался. И не только Спам – еще Кэмел с фильтром, концентраты соков с витаминами, финское масло… (напомните что еще). А сама Ира тихо сидела дома, серьезно болела, особо не выступала, но всегда была на связи с родственниками своих «подопечных» и всем всегда помогала. И еще делала тексты для Хроники текущих событий.

Внучка расстрелянного, дочь зеков, зачатая на зоне, сама прошедшая через терки ГБ. Рядовой солдат той войны, которую мы выиграли, – чтобы потом так позорно сдать свои позиции этой кодле, назначившей нам гебульника царем.

R.I.P., Ира. Хорошо, что ты этого кошмара не увидела. Жаль только, что не увидишь его конца. Но за нас я еще надеюсь.

-------------------
Наверное, требуется глоссарий
(1) СПБ – специальная психиатрическая больница МВД, т.е. психиатрическая тюрьма
(2) процедурка – формально процедурная, помещение медсестры, там раздают лекарства, делают уколы; там же хранятся посылки зекам, тетради-конверты, ручки (писать разрешалось только письма и только раз в неделю)
(3) «хата» -- камера; в Благовещенской СПБ были закрыты 24 часа/сутки за исключением кратких периодов вывода на прогулку, оправок, раздачи лекарств
(4) «семья» -- ближний круг друзей-зеков , с которыми делятся едой, табаком и вообще те, на кого можно положиться при любом тюремном раскладе
(5) «петух» -- принадлежащий к касте «опущенных», по большей частью, изнасилованных по разным причинам; брать у «петуха» из рук ничего съедобного/курительного нельзя, но дать -- вполне положняк
(6) Фонд помощи политзаключенным – основан Солженицыным в 1974 г. на гонорары от «Архипелага ГУЛАГ», но тайно получал пожертвования и в стране; материально помогал политзекам и их семьям.
(7) магазин «Березка» (б.Торгсин) – единственное место в СССР (за исключением номенклатурных распределителей), где за валюту и эквиваленты можно было всегда купить почти любые продукты и вещи; доступ туда имели только иностранцы и очень ограниченная категория граждан СССР
(8) Хроника текущих событий – правозащитное издание, начатое Натальей Горбаневской в 1968 г.; почти всех редакторов Хроники рано или поздно сажали, но на это место приходил новый "смертник", и выпуск продолжался 15 лет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments